Аналитика

Почему в Мекке металлоискатели стоят, а на Храмовой горе это вызывает гнев мусульманского мира?

Автор: Алон Авьятар, подполковник военной разведки (запас), разрабатывал стратегический план борьбы с ХАМАСом

В ситуации, которая происходит сейчас в Восточном Иерусалиме замешано слишком много игроков и, пожалуй, главная борьба ведется как раз не на виду, а за кулисами. На самом деле, это не просто столкновения в арабских кварталах Восточного Иерусалима. Уличные беспорядки – следствие. Идет, на мой взгляд, в чистом виде соревнование исламских лидеров, различного калибра и разных стран, за симпатии мусульманского мира. Речь идет о целом ряде организаций. Между тем, официальное политическое руководство Палестинской автономии и ее лидеры, а также Иордания, которая в данный момент тесно сотрудничает с Израилем, прекрасно понимают сложность ситуации и не заинтересованы в дальнейшей эскалации. Но такие экстремистские организации, как Исламское движение и ХАМАС, а также мусульманские братья, и даже Фатх боятся упустить момент. Они стремятся проявить себя «ястребами» и борцами за права мусульман и потому вместо того, чтобы успокаивать ситуацию, соревнуются в том, кто займет более жесткую и непримиримую позицию. Потому они и объявили забастовку, а завтра, в пятницу «День гнева» - а это значит, что нас ожидают снова насильственные столкновения и беспорядки. Религиозные исламские организации, кстати, включая и ВАКФ, который, что называется, получает зарплату из официальных иорданских источников, но, тем не менее, сегодня ВАКФ игарет свою игру. Несмотря на то, что иорданцы фактически содержать эту организацию. 

 

Сегодня на арабской, палестинской улице выигрывает тот, кто показывает себя с наиболее воинственной стороны, кто громче кричит и сильнее разжигает страсти. И ведь всем сегодня понятно, что это ведь не борьба за установление на месте металлоискателя. Установка металлодетекторов на входе в святыне места постепенно становится нормой и в мусульманском мире, - ведь целью террористов уже были и мечети. Дело вовсе не в установке металлоискателей. Все происходящее, - чисто политическая история. Религиозная тоже, конечно, но в основном, позиции, которые занимают арабские лидеры по этому вопросу – определяются их стремлением извлечь политическую выгоду. Любая организация, любой лидер, который показывает свою лояльность Израилю, или готов сотрудничать с Израилем, мгновенно теряет популярность на арабской и мусульманской улице. Поэтому металлоискатель – это вовсе не проблема. Люди, в конце концов, хотят просто молиться. Проблема заключается в том, что палестинские лидеры не могут позволить себе потерять популярность в глазах своего электората, считаться «пособниками Израиля», «проигравшими», «танцующими под дудку израильского агрессора». Даже в Мекке есть металлоискатель! Никто ж об этом сейчас не вспоминает, требуя убрать металлодетекторы с Храмовой горы. Ведется борьба даже не за мечеть Эль –Акса. Это борьба за лидерство на палестинской улице, борьба за лидерство в палестинской автономии, за влияние в мусульманском мире. ХАМАС желает получать дотации от Катара, ХАМАС выставляет в интернете лозунги с фотографиями Хании, Машала, Эрдогана и эмира Катара и его сына. В этом смысле Катар – это мусульманские братья. Так что мы сейчас стали свидетелями серьезной политической борьбы, которая выходит далеко за рамки принципиальной позиции о том, как именно надо можно проходить в мечеть Эль-Акса.

ХАМАС давно занял экстремистскую позицию по вопросу Эль-Аксы и имеет огромное влияние в этом вопросе. Да, ВАКФ выполняет все официальные функции, координирует израильские и иорданские действия, отвечает за организацию и время молитв и тому подобное. Но, там, за кулисами, слишком сильны ХАМАС и Исламское движение, они являются главными политическими игроками во всем, что касается Храмовой горы. Кто, как вы думаете, устраивает насильственные демонстрации по пятницам? Кто призывает бросать бутылки с зажигательной смесью и камни в израильскую полицию? Кто поощряет беспорядки? Это не ВАКФ, это ХАМАС и Исламское движение. Теперь и ФАТХ, чтобы не терять позиций, тоже решил присоединиться к Хамасу в этой борьбе за власть над палестинской улицей. Хотя, религиозная война – не самая сильная сторона ФАТХа. Хотя в «День гнева» и забастовки, Фатх, призванный управлять автономией, будет играть доминантную роль.

По поводу дальнейшего развития событий можно сказать, что ХАМАС был бы рад, если бы этот костер ненависти разгорелся с новой силой. Не в Газе, но точно на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме. Интернет полон антиизраильской пропаганды и разнузданного подстрекательсвта и разжигания ненависти со стороны ХАМАСа. Да, ХАМАС заинтересован в начале новой интифады. А Палестинская автономия и Иордания – однозначно против эскалации насилия, но Абу Мазен, как бы то ни было, хочет, чтобы народ выпустил пар. Иорданцы тоже, конечно, за то, чтобы сохранять стабильность в отношении Израиля, но при этом им важно не потерять лицо и перед мусульманским миром. Еще один, немаловажный игрок в сложившейся ситуации, это израильские арабы. Большинство из них хочет, чтобы сохранялось стабильное состояние. Айман Уда пытается сделать так, чтобы ни вашим, ни нашим. И не поддерживать Израиль, и не осуждать. Зато местные советы арабских городов всегда выступали и выступают сейчас «за» спокойствие, - ведь им надо налаживать бизнес и сотрудничать с еврейским населением. Надо сказать, что мы предполагали, что после последнего теракта реакция арабской улицы будет более яркой, насильственной. В принципе, при всех существующих проболемах обстановка на данный момент тише, чем мы ожидали и есть надежда, что постепенно ситуация успокоится.