20 октября 2019

Лента не найдена

Аналитика

Государственные границы и «стратегическая глубина»

В подготовке материала принимали участие генерал запаса Шломо Газит, генерал запаса Амос Лапидот, бригадный генерал запаса Шауль Гиволи, бригадный генерал запаса Шломо Баром, бригадный генерал запаса Гади Зоар, полковник запаса Шауль Ариэли, генерал запаса Нати Шарони и другие профессионалы

 

В последнее время, как только забрезжила возможность возвращения за стол арабо-израильских переговоров на основе американского посредничества,  в Израиле вновь заговорили о необходимости утверждения четких государственных границ и об общем стратегическом плане, в рамках территориальных соглашений между сторонами.

Правительство Израиля требует оставить себе контроль над Иорданской долиной и аннексировать обширные территории на Западном берегу Иордана. Имеется в виду, что это необходимо для обеспечения Израиля границами, способными оборонять территорию страны, и для того, чтобы обеспечить так называемую «стратегическую глубину», позволяющую Израилю справляться с потенциальной военной угрозой, не сходящей с повестки дня.

Чтобы разобраться, правомерна ли эта аксиома, необходимо ответить на 4 важнейших вопроса:

  • Каковы главные угрозы, которым должно будет противостоять государство Израиль?
  • В какой мере контроль над Иорданской долиной и Западным берегом поможет в создании стратегической глубины и утверждении четких оборонных границ, то есть, всего того, что сможет помочь противостоять имеющимся и потенциальным угрозам.
  • Насколько сильное влияние будут иметь государственные решения и соглашения в качестве ответа на потенциальную угрозу или предотвращение оной?
  • Какие военные решения уже существуют,  а какие могут возникнуть, и насколько их реализация в случае опасности зависит от территориального контроля над Иорданской долиной и Западным берегом.

Военная угроза

Когда рассматривалась общая концепция о необходимости четких оборонных границ, а вместе с ней и требование взять под контроль Иорданскую долину («План Алона» от 1967 года, например), то главной угрозой Израилю был план массивной наземной атаки на территорию Израиля при поддержке ВВС, которую должна была оказать коалиция арабских стран, именуемая «Восточный фронт». Это и было угрозой, противостоять которой Израилю уже приходилось  в 1948-9, в 1967 и в 1973. Эта военная угроза оставалась частью географической особенности Израиля по отношению к арабским странам.  На территории маленькой страны не было «стратегической глубины».

С тех пор стратегический баланс на Ближнем Востоке в корне изменился. Угроза массивной наземной атаки сошла на «нет» благодаря следующим причинам:

- вследствие сильных изменений мирового порядка, арабы потеряли поддержку великой державы, которая ранее давала идейную и материальную поддержку такого рода военным планам.

- Проарабское виденье мира перестало существовать. Поэтому шансы на создание широкой арабской коалиции сегодня стремятся к нулю.

-Израиль подписал мирные соглашения с двумя арабскими государствами: Иорданией и Египтом, что исключило эти две страны из списка враждебных соседей, угрожающих войной. Параллельно с этим, правительства всех арабских стран без исключения, и это понятно из самого факта создания арабской мирной инициативы, поняли, что смогут чего-либо добиться от Израиля только путем договоренностей и переговоров. Сегодня сама идея уничтожения государства Израиль остается только в не государственных воинственных арабских кругах и организациях. Эту же идею еще лелеет одно не арабское государство – Иран.

-Ирак, главный стратегический партнер «Восточного фронта» был разбит наголо в двух последних войнах в Персидском заливе и сегодня напрочь лишен своей военной силы.  Пройдет еще много лет, пока Ирак сможет восстановить свою военную мощь.  И то, при условии, что этой стране удастся сохранить единство.

-Сирия, еще один партнер «Восточного фронта». Находится в разгаре длительной гражданской войны, ее военная мощь истощена, страна  расколота  на части и вряд ли в дальнейшем Сирия сможет остаться единым государством.

- Арабские страны потеряли надежду воевать с Израилем в рамках классической военной баталии. Кроме тех арабских стран, которые вынуждены иметь обширный военный арсенал, дабы защищать свою нефть, все другие арабские страны давно сократили бюджеты на вооружение и увеличение конвенциональной военной мощи, и перешли на инвестицию других военных проектов, которые, по их мнению, еще актуальны.

Исходя из вышеописанных причин, главные военные угрозы, которым Израилю придется противостоять в настоящем и в обозримом будущем, лежат в двух основных областях:

- Не классическая военная угроза, то есть, спонтанные военные образования и террористические организации. Такого рода военную угрозу и действия сами военные часто называют «не симметричной войной». И в  этих словах кроется разъяснение термина. Во-первых, в такой войне речь идет не о военном столкновении между государствами,  а о войне между государством и не государственным игроком. Во-вторых, не государственный игрок использует альтернативные, порой не конвенциональные подходы, чтобы перебороть численное и технологическое преимущество более сильной стороны – государства.

-Ведение войны против Израиля при помощи стратегического оружия, в основном речь идет о баллистических ракетах и оружии массового поражения, то химическом, биологическом и ядерном. Такое ведение войны призвано уменьшить преимущество Израиля в ведении конвенциональной войны. Кроме того, в глазах арабских стран, Израиль считается страной, обладающей большим количеством разного вида ракет, а также ядерной державой.

Некоторые характеристики в этих областях идут параллельно. Во-первых, главной целью ведения такого рода не конвенциональных войн является поражение гражданского населения Израиля. Во-вторых, в обоих случаях речь идет о баллистических ракетах, управляемых ракетах и вообще ракетах различного радиуса действия. При помощи такого типа вооружения вся территория Израиля находится в одинаковой опасности. И, в –третьих, террористические действия и использование стратегических средств вооружения не имеют целью победить, разбить своего врага. Они, как правило, имеют целью вести длительную войну на истощение, изменить моральный облик нации, параллельно одерживая победу в мировой прессе, отыгрывая имиджевые и политические карты.     

****

Главная угроза, таким образом, Это не массивная наземная атака, способная отсечь часть территории государства, но атака, от которой пострадает национальная мораль и гордость. Атака, которая поставит под сомнение имидж Израиля в глазах мирового сообщества.

 

Иорданская долина и Западный берег Иордана, как ответ на военную угрозу

Иорданская долина и Западный берег не имеют никакого веса в противостоянии двум главным новым военным угрозам. Радиус действия баллистических ракет позволяет врагу покрыть всю территорию Израиля. Нет необходимости дислоцировать ракетные установки на Западном берегу Иордана.

Даже когда речь идет о точечных проблемах, таких, как вопрос о защите международного аэропорта имени Бен Гуриона, то и там государственные границы не являются решением проблемы. Аэропорт может пострадать в двух случаях потенциальной реализации описанной выше новой угрозы. В одном случае, с баллистическими ракетами, границы не имеют важности. В случае с управляемыми ракетами, которые направляются в самолеты, идущие на посадку или на взлет, государственные границы и их маркировка, тоже не имеют значения, так как радиус действия управляемых ракет увеличивается вместе с техническим прогрессом.

Что касается угрозы со стороны террористических организаций, то есть, проникновение террористов – самоубийц или проникновение террористических банд на территорию Израиля, то и здесь вопрос границ маловажен для предотвращения такого рода опасности. Важно здесь другое – достигнутое доверие между Израилем и палестинским государством, а еще важнее – возможность предотвращения создания и поддержания  террористической инфраструктуры в палестинском государстве. В реальности, при существовании палестинского государства, главными инструментами, влияющими на фактор доверия станут следующие: насколько функционирует государство, каковы меры по безопасности, включенные в соглашение  между двумя странами, как реально сотрудничают два государства в области предотвращения терроризма и каков механизм контроля мер безопасности.

Что же касается классической военной угрозы, желание реализации которой в последние десятилетия у арабских стран заметно уменьшилось, нельзя однозначно сказать, что в этом вопросе границы не имеют значения.  Правда, можно и добавить к этому:

- Называть  контроль или аннексию Иорданской долины и Западного берега «стратегической глубиной» - бессмысленно. У Израиля нет стратегической глубины – ни без Иорданской долины, ни с ней. Ширина территории Израиля вместе с Иорданской   долиной всего 50 км. Отсюда напрашивается вывод: нужно найти другой ответ на данную военную угрозу.

- Если контроль над Иорданской долиной призван дать военный ответ на угрозу наземной атаки, то простой военный анализ покажет, что важный момент, это не военное присутствие на Западном берегу.  Любая военная часть, которая окажется в этом месте, будет страдать от топографического место расположения в низине и не будет защищена рот атак с Востока и с Запада. Критическая точка – это подъем, ведущий от долины в гору. Местонахождение на этой критической точке подъема превращает всю долину в простреливаемую для атакующей силы.

- Любая военная часть, дислоцированная постоянно в районе  Иорданской долины, всегда будет количественно ограничена и будет находиться в постоянной угрозе окружения.
-  Сама река Иордан имеет важность только с точки зрения пограничного контроля и поддерживания уровня безопасности.

***
Иорданская долина и Западный берег не являются решением проблемы, не снимают главных военных угроз, которым предстоит противостоять Израилю уже сегодня и после подписания соглашения об урегулировании с палестинцами.

Ценность государственных решений и соглашений

Мирные соглашения, подписываемые по окончанию войны или военных действий, призваны дать государственное решение вместо контроля над территорией той страны,  с которой мы только что воевали. Часть решения – это состояние мира, которое не дает каждой из сторон права на проявление агрессии. Но, состояние мира может быть менее стабильным, чем ожидается, поэтому в соглашении прописаны меры безопасности. Так, например ,при подписании мирного соглашения с Египтом, был возвращен Египту Синайский полуостров. При этом была обозначена территория, которая обязана оставаться демилитаризованной,   территории, на которых присутствие военных минимально, был прописан механизм контроля со стороны международных сил. Итак, сегодня полуостров Синай хоть и находится под юрисдикцией Египта, но на практике составляет ту самую искусственную «стратегическую глубину» Израиля.

При урегулировании с палестинцами могут быть похожие договоренности:

-  Первая: демилитаризация палестинского государства. Разрешены будут только силы внутренней безопасности.

- Вторая: разработка механизма контроля, в которую будет входить и контроль над границей с Иорданией, а также пограничный контроль по всем границам для обеспечения сохранения пункта о демилитаризации.

-Третья:  палестинскому государству будет запрещено создавать союзы и сотрудничества со странами, являющимися врагами Израиля.

-Четвертая: палестинское государство обязуется предотвращать создание инфраструктуры террора и террористической деятельности, а также создать меры безопасности по контролю над этим вопросом.

-Пятая: присутствие эффективной международной силы на территории палестинского государства.

Стратегически есть и еще один пункт договоренности, который не напрямую связан с соглашением между палестинцами и израильтянами, но важен так же, как сами соглашения. И это отношения с Иорданией. Уже в настоящее время между нашими странами существует не формальный стратегический союз. Создание палестинского государства только укрепит этот союз, потому что у Иордании будет дополнительная причина не портить отношения с Израилем. Кроме того, обе стороны будут стараться поддерживать все пункты соглашений во избежание разжигания конфликта в регионе, который может быть одинаково опасен, как для Израиля, так и для Иордании. А пока союз с  Иорданией поддерживается и укрепляется, оборонная граница Израиля проходит не по реке Иордан, а параллельно границе Иордании с Ираком.  

 

***
Постоянное урегулирование с палестинцами, которое будет содержать пункты о безопасности Израиля, даст еврейскому государству в разы больше, чем контроль над Иорданской долиной и Западным берегом. Урегулирование создаст «спокойную» реальность, когда граница Израиль будет проходить на Востоке Иордании.

 

Военные решения

Конечно, надо продумать, что может произойти в крайнем случай, иными словами, продумать самый худший сценарий. Правда, как уже было сказано выше, само мирное соглашение станет обещанием безопасности, но вместе с тем, не лишне задуматься о том, что будет, если соглашение не будет выполнено, а вместе с ним перестанут существовать все соглашения по безопасности. В таком случае могут ли предпринятые меры по безопасности государства Израиль и военная мощь страны быть достаточным ответом, противостоять любой  военной угрозе?

Ответ мы дадим в двух частях. Во всем, что касается угрозы нового поколения – террор и партизанская война, с одной стороны, использование стратегического оружия, с другой, положение Израиля не будет зависеть от обладания контролем над территорией Иорданской долины и Западного берега.  В любом случае нам придется искать технологичные и оперативные решения как в ответ на теракты – самоубийц, так и в ответ на баллистическую угрозу. Кстати, предотвратить и противостоять баллистической угрозе можно, только основываясь на понимании того, что для этого необходимо соблюдение следующих пунктов:


  • Сила устрашения и еще раз сила устрашения.
  • Пассивная оборона: бомбоубежища, защита от химического и биологического оружия, разветвленная сеть пожарных расчетов по всей стране, хорошо налаженная поисково
  • спасательная служба, хорошо подготовленные группы мед персонала, имеющего технические возможности быстро и эффективно работать с большими группами пострадавшего населения.
  • Активная оборона: баллистические ракеты и ракетные установки.
  • Готовность к атаке и нападению для отражения удара. В случае с палестинцами, сам факт демилитаризации будущего государства многократно упрощает  задачу.

А что по поводу массивной наземной атаки? Давайте и здесь предложим наихудший сценарий: арабская военная коалиция возобновляет свою деятельность, несмотря на все, что происходит сегодня в арабском мире. В деле Иордания и Ирак. Допустим даже, что Ирак создает сильную армию с возможностью нападения на Израиль, допустим, что Иордания предоставляет иракцам, саудовцам и даже иранцам военный коридор. В нынешней ситуации на Ближнем Востоке такой сценарий подходит скорее для научно-фантастического фильма, но все-таки, что Израиль сможет сделать, если такой сценарий станет реальностью?

На самом деле, даже в такой ситуации положение Израиле совсем не критично. Самая страшная опасность – это все те же баллистические ракеты, которыми Израиль будут обстреливать в этой ситуации, а не само наземное нападение. В последние десятилетия в теории ведения современной войны произошли драматические изменения. Радиус обстрелов сильно увеличился за счет маневренности. Цахал представлял из себя армию, которая базировалась на тяжелых танковых соединениях, имеющих возможность маневра. Мы все еще сохраняем потенциал в этой области, но параллельно с этим Цахал разработал технический потенциал для уничтожения большого количества неподвижных и подвижных с дальнего расстояния при помощи использования так называемого «точного огня».  Это значит ,что у Цахала есть возможность уничтожить большие силы врага, которые только входят на территорию Иордании задолго до того, как эти силы дойдут до линии реки Иордан.

Кроме этого, в случае ЧП, Цахал сможет воспользоваться открытыми по соглашению дорогами, ведущими в Иорданскую долину с Запада, Севера и Юга, а также использовать возможность транспортировки сил через воздушное пространство. Все это даст возможность возобновить дислокацию войск на стратегической высоте. Пункт о демилитаризации  позволит это сделать.

Изменения в тактике ведения современной войны ограничивают Цахал в маневрах. Самая страшная опасность в этом случае – это то, что война может стать длительной войной на истощение. Притом, что баллистическая угроза будет самой главной военной угрозой. И, как мы вновь можем видеть, интересующие нас территории и тут не имеют стратегической важности.

Постоянное урегулирование палестино-израильских отношений способно укрепить и улучшить положительный имидж Израиля на международной арене, без сомнений укрепит и улучшит отношения Израиля и США. Параллельно, соглашение создаст благотворную почву для поддержки Израиля в его желании развивать военные возможности для противостояния с новыми и страшными угрозами нового времени.

Международная легитимация, которую получит Израиль на фоне заключенного соглашения с палестинцами, предоставит еврейскому государству гораздо большую свободу, возможность задействовать военную силу против тех, кто не готов соблюдать соглашения. 

***

Реализация самых страшных сценариев после подписания соглашения станет менее реальной. Тем не менее, в Израиле уже готов военный ответ на любые возможные. Государственные достижения при подписании мирного соглашения  смогут дать Израилю возможность продвигать самые современные и смелые военные решения.

Выводы

Из вышеизложенного анализа главных проблем, касающихся вопроса об охране государственных границ, можно сделать вывод, что в рамках палестино-израильских переговоров можно добиться безопасности, отойдя к границам 1967 года, обменявшись при этом небольшим объемом территорий.

Государственные составляющие соглашения, меры безопасности, стратегические отношения с соседями, международная легитимация, словом все то, что позволит создать соглашение, все это только поможет обеспечить в будущем безопасность государства Израиль, не заплатив за это непомерной цены.

 

Материал был подготовлен в сентябре 2011 года.

 

 


Web 
Analytics Made Easy - StatCounter